Интервью. Хирург: «Моя семья — «Ночные волки»

Журнал «Ваш Досуг».  Рубрика «Лицо с обложки»

18 августа 1999 г.

Светлана ГУДЁЖ

ХИРУРГ: «МОЯ СЕМЬЯ – «НОЧНЫЕ ВОЛКИ»

На закате «перестройки» компания неразлучных друзей – любителей безбашенных гонок на мотоциклах — объединилась под знаменем мотоклуба «Ночные волки». Тогда никто не мог предположить, что «волки» станут не только лицом российского байкерского движения, но и самым авторитетным мотоклубом на территории бывшего СССР.

Лидер «Волчьей стаи» Хирург не сходит со страниц столичной прессы и каждый год проявляет себя  в самых разных ипостасях: от организатора «Байк-шоу» до режиссёра фильма об этом действе.

В преддверии юбилейного 5-го «Байк-шоу» (20-22 августа)  с Хирургом беседует наш корреспондент Светлана ГУДЁЖ.

— Твоё имя всегда связывают с «Ночными волками». Такое впечатление,  что десять лет назад ты возник из ниоткуда в жилетке мотоклуба с надписью «Президент». А чем ты занимался в «прошлой» жизни?

— Я закончил 3-й Медицинский институт и ординатуру, работал хирургом, специализировался на лечении посттравматических деформаций лицевой области. Собственно, поэтому  и получил свое прозвище. В поликлинике меня очень любили, относились ко мне по-особенному и даже за опоздания не ругали.

— Ты стремился стать главой мотоклуба?

— Да нет. Это получилось само собой. Так решила моя братва.

— Как собралась стая «Волков»?

— Это был бунт против государства, идеологии, против серых будней. Это был вызов обществу и всей системе. Мы чувствовали себя свободными только ночью, когда беспредельная толпа из нескольких сот мотоциклов мчалась по центральным улицам, не разбирая дороги, не замечая светофоров и разметки. Она убегала от того, что видела днем, и ей не нужны были серые личности, думающие только о ковре и телевизоре.

— Чем вы еще развлекались кроме гонок на мотоциклах?

— В то время развлекаться было негде: не было ни клубов, ни дискотек. Иногда проводились нелегальные концерты, на которых можно было встретить интересных людей. Главное развлечение на концертах – драки – было моим основным времяпрепровождением. Я сам удивляюсь, как остался жив и не покалечился.

— Вы всегда побеждали?

— Рэмбо бывают только в кино, хотя мы с друзьями одерживали верх во многом благодаря нашей дружбе. Наша «стая» была прототипом «Ночных волков», прообразом мотоклуба. Именно в силу нашей сплоченности и дружбы тех лет и появились «Ночные волки».

— Бывали ли ситуации, когда представители  властей пытались вызвать тебя «на ковер» за очередной дебош?

— Постоянно, хотя мне везло на умных людей, которые мирились с моим образом жизни. Я гонял на мотоцикле с распущенными волосами в тяжелой проклепанной  «косухе». В ординатуре мне даже выделили специальный шкафчик при входе, чтобы я раздевался там, а не шел через все отделение и не распугивал врачей и пациентов своим видом.

— Когда же ты понял, что быть врачом – это не твое?

— Врач –это мое, поэтому такого переломного момента не было. Просто  так получилось, что мой мотоцикл стал для меня  важнее, чем все остальное и работа в том числе.

— С какими людьми ты обычно дружишь?

— Мне нравятся сложные люди, способные на противоречивые поступки, которых нельзя охарактеризовать примитивными словами «плохой» или злой. Я сам сложный человек. Людей я люблю и дружить умею.

— Как складываются отношения в «Волчьей» стае?

— Основополагающий принцип: «Твой брат не всегда прав, но он всегда твой брат». Наша концепция – это прежде всего единение: ничто в жизни для «Волка» не может быть дороже, чем сам клуб и та эмблема, которую он носит на спине. Человек должен принимать и разделять философию байкера, уметь посвятить свою жизнь клубу. Самое дорогое, что у него есть,- это его братва. Член клуба принадлежит всему коллективу и так же отвечает за клуб, как и клуб отвечает за него.

— Какие санкции применяются к людям, которые запятнали честь клуба?

— Самое ужасное наказание для «волка» — когда его выгоняют из клуба, но таких случаев у нас не было. Человека проверяют до того, как он наденет эмблему клуба. Лучше, если человек будет долго ждать, пока его примут в клуб, зато потом он уже не совершит ничего, за что его следовало бы выгнать.

— В любой стае рано или поздно самые сильные волки начинают претендовать на место вожака. У вас были такие случаи?

— Я никогда не боролся за лидерство, все получилось само собой. Никто и никогда не оспаривал мое право: большой коллектив никогда не обманешь, а «Волкам» виднее, кого они хотят видеть в роли лидера.

— Вы переняли общие правила у западных мотоклубов, таких как «Ангелы ада». Существуют ли между вами какие-то различия в силу российского менталитета?

— Нам всего 10 лет, а некоторым западным байкерским клубам уже по 40. У «Волков» большую роль играет национальная идея, патриотизм и, конечно, братские чувства. Клуб – это большой живой организм, который силен именно тем, что один человек дополняет другого и отдает клуба свои способности и таланты. Волки могут выжить в  одиночку только в сытые, спокойные времена. А такого времени  у России нет и никогда не было. В ней всегда что-то происходит: войны сменяются революцией, разрушение строительством и так без конца. Буржуазный индивидуализм здесь плохо приживается. Россия вообще страна соборная. Поэтому здесь и стал так популярен этот феномен под названием «Ночные волки».

— Откуда берутся новые «волки»?

— Чтобы попасть в клуб, надо очень долгое время пробыть с нами. Мы должны хорошо знать человека, он должен нам подходить, разделять наш образ мышления и, конечно, любить мотоцикл. Только тогда может идти разговор о членстве. Не каждый способен посвятить себя клубу: у нас много друзей, которые общаются с нами, но не являются «волками».

— Чем ты можешь пожертвовать для мотоклуба?

— Всеми общечеловеческими ценностями: любовью, семьей… Моя семья – это «Ночные волки».

— Когда человека долгое время называют каким-либо зверем, он приобретает его черты. Ты ощущаешь себя волком?

— У меня волчья интуиция, которая меня никогда не подводит. Мне надо совсем немного времени, чтобы пообщаться с человеком и понять кто он.

— А хищные инстинкты?

— Вся «хищность» волков заключается в их независимости. Защитить эту независимость – и есть наш инстинкт. Наше основное правило: жить так, как мы хотим, и при этом не мешать другим.

— Что самое классное в волчьей жизни?

— Я люблю мчаться  с товарищами куда-нибудь, чувствовать сзади их дыхание. Именно поездки всем клубом на дальние расстояния навстречу новым впечатлениям запоминаются надолго. Еще я всегда любил бокс- самый красивый и гармоничный вид спорта.

— Ты не думал о карьере профессионального спортсмена?

— Мне нравилось чего-то добиваться, но когда я этого добивался, мне становилось неинтересно и я шел дальше.

— У тебя бывают моменты, когда ты хочешь побыть один, без стаи?

— Очень редко. Это происходит, когда я сильно устаю, чаще всего, когда мы готовим «Байк-шоу». Я уезжаю, чтобы немного отдохнуть, но уже через несколько часов меня тянет назад.

— В международных мотоклубах есть определенные правила. Например, байкеры недолюбливают людей с черной кожей. Какова твоя реакция, когда на своем пути ты встречаешь негра?

— Я оцениваю людей не по цвету кожи, а по их поступкам. Если негр меня не задевает, я никак не реагирую. А если заденет, то реакция будет такой же, как на человека с белой кожей.

— Байкеры не признают равенства мужчин и женщин. Может ли женщина стать членом клуба «Ночные волки»?

— Нет. У нас есть четкие правила, по которым членом клуба не может стать алкоголик, наркоман, «голубой» и женщина. Женщина в силу своих физиологических особенностей не может быть приравнена к мужчине – так уж получилось. Она должна знать свое место и не играть в мужские игры.

— Ты прощаешь женщинам глупости и пакости?

— Я женщинам прощаю все, потому  что они – женщины. Я не поручу женщине ответственное дело. Ну что с нее спросишь? Ориентироваться на логику женщины и объяснять ее поступки невозможно. Хотя среди женщин я иногда встречал личностей, но они – исключения, которые лишь подтверждают общее правило.

— Как ты относишься к девушкам, которые садятся за руль байка?

— Хорошо отношусь. Кстати, один из показателей успеха «Байк-шоу» — большое количество красивых женщин, которые  не боятся сами покупать мотоциклы и ездить на них и которых с каждым разом становится все больше.

— Ты не боишься, что, как и всякое массовое движение, байкерская культура «опопсеет», утратит свои первоначальные идеалы и приобретет большое количество «левых» людей?

— У меня возникают определенные опасения, что когда-нибудь идея байкерского движения будет испорчена, но «волки» постараются этого не допустить. Мы стали более открытыми, «светимся» в прессе, иногда даже участвуем в каких-то акциях, если они нам интересны, бываем на вечеринках, которые устраивают наши друзья. Меня радует то, что я больше не ощущаю окружающий мир враждебным себе и своему клубу. Скорее наоборот: очень много людей симпатизируют нам и в душе, возможно, хотят быть с нами. Я это хорошо чувствую и именно поэтому мы стали проводить «Байк-шоу».

— Как ты относишься к «новым русским», едящим на очень дорогих мотоциклах с мобильными телефонами?

— Так же, как и к «старым русским». В принципе я за то, чтобы у всех  было достаточно денег и все ездили на дорогих мотоциклах и мобильными телефонами.

— В этом году у вас двойной юбилей: 10 лет мотоклубу «Ночные волки» и 5 лет «Байк-шоу». В программе шоу будут сюрпризы?

— Будут…